Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

эро

Теперь она нарядная на праздник к нам пришла

Что, дети, понравилась вам деньпобедная сказка? Ну ладно, расскажу тогда новогоднюю.

В Ленинграде в старые добрые (ну как добрые: добрые настолько, насколько позволяла изрядно одряхлевшая к их наступлению советская власть - хотя и значительно добрее тех, когда эта советская власть была ещё вполне бодра) времена жила-была нежная и красивая еврейская девушка. Если интересно, девушке из деньпобедной сказки она приходилась внучатой племянницей. Жила она себе и была спокойно и счастливо - но тут наступило 31 декабря.

Надо сказать, что семья той девушки соблюдала - не то чтобы еврейский закон: его строгое соблюдение в советские времена вызывало изрядную социальную дизадаптацию - но, во всяком случае, элементарные приличия, не позволяя себе явных актов вероотступничества вроде крещения, вступления в КПСС или празднования советских праздников. В принципе, девушку это не огорчало: приятно чувствовать себя не такой, как все, да и получала она на Хануку заведомо больше, чем большинство её одноклассников на Новый год - но в том году 31 декабря оказалось воскресеньем, и девушка заскучала. Напроситься к кому-нибудь праздновать ей не позволила спесь, но каких-то необычных развлечений хотелось - и девушка решила поискать их на стезе порока.

То есть обдолбалась.

Обдолбалась девушка весьма злокачественно: апрофеном. Вообще, она давно хотела попробовать - и вот нашёлся повод.

Через некоторое время девушка внезапно осознала причину своей скуки: у неё же нет ЁЛКИ! Эта беда требовала немедленных и решительных мер - и она, взяв в кладовке молоток, отправилась за добычей.

Добравшись без приключений (с молотком в руке и разговаривая сама с собой) до Финляндского вокзала, девушка села на первую попавшуюся электричку и поехала навстречу своей мечте, пристально глядя в окно, чтобы не упустить эту мечту в ночной тьме.

Мечта стала явью на платформе Кузьмолово. Выскочив из электрички, девушка бросилась к приглянувшейся ей двухметровой сосенке и начала её рубить.

Срубить дерево молотком - непростая задача, но минут через 20 тонкая и хрупкая сосенка была побеждена, и, с добычей в одной руке и молотком в другой, девушка отправилась в обратный путь.

Подъезжая к Девяткино, девушка задумалась о том, пустят ли её с "ёлкой" (о добыче она думала именно как о ёлке) в метро, и где вероятнее: на Комсомольской или на Площади Ленина - но внезапно её обуял УЖАС: там же будет ЗЕЛЁНЫЙ ПАТРУЛЬ! Эти злые люди отберут у неё её пушистую красавицу, а её саму отправят в КПЗ с алкоголиками! Нет, так нельзя!

Выйдя в Мурино, девушка, отпихивая комлем "ёлки" заинтересовавшихся её персоной собак, дошла через гаражи до пр. Руставели, где и села на 51 трамвай, рассчитывая пересесть на другой где-нибудь после Пискарёвки.

Дальнейшие несколько десятков минут прошли незаметно, и девушка вновь осознала себя на Конюшенной площади в процессе беседы с вагоновожатой, убеждавшей её покинуть вагон. Последовав доброму совету, она совсем уж было собралась отправиться на Невский и сесть на запоздавший троллейбус (времени было уже больше 23 часов) - но тут УЖАС вернулся: она же ОБДОЛБАННАЯ! Это всем очевидно - и МИЛИЦИИ в первую очередь! Её же немедленно заберут и посадят в КПЗ с алкоголиками - а с пушистой красавицей уж точно можно будет попрощаться навсегда! И девушка, прикрывая себя "ёлкой" с наиболее опасной на её взгляд стороны (и не выпуская из рук молотка) отправилась домой закоулками.

Она почти дошла. Чуть более тщания в планировании маршрута, и полный успех был бы гарантирован - но на пути оказалось вражеское гнездо. УЖАС наскочил на неё из-за угла Рождественской части - в лице старшего лейтенанта и какого-то нижнего чина (лычек девушка не сосчитала) милиции.

УЖАС был непреоборим. Девушка буквально онемела, вцепившись в "ёлку" - которую милиционеры, понявшие что дело тут неладно, так и не сумели у неё отобрать, ведя её в дежурную часть (хотя молоток отобрали).

Старший лейтенант отвёл девушку (с "ёлкой") в пустой кабинет, где начал вежливо интересоваться, что, собственно, происходит, и чем он может девушке помочь. Всё это время мозг девушки лихорадочно искал путь к спасению себя (и "ёлки") из злой неволи - и нашёл: девушка наконец-то отпустила "ёлку" и начала снимать со старшего лейтенанта штаны. Старший лейтенант сначала обомлел, а потом природа взяла своё.

Отдание долга природе не доставило девушке какого-то особого удовольствия: холиноблокаторы подавляют не только слюнные, но и бартолиновы железы, а лубрикантами дежурные части отделений милиции в советские времена не снабжались. Но девушка, игнорируя дискомфорт, а потом и боль, упорно продолжала своё дело, пока способности старшего лейтенанта не были исчерпаны, и нежные прикосновения языка девушки вызывали в нём уже не возбуждение, а болезненную гримасу. И тут девушка произнесла заранее обдуманную фразу: "Ну, раз ты больше не хочешь, тогда проводи меня домой - только молоток не забудь!" Старший лейтенант, не вполне ещё справившийся с обомлением, отказать не сумел - и через 10 минут "козёл" с торчавшей из него "ёлкой" подъехал к парадной девушки. Надо отдать старшему лейтенанту должное: молоток он отдал девушке только после того, как она открыла дверь своим ключом и вошла в квартиру.

Мать девушки проснулась от того, что стоящая враскоряку у её постели дочь в верхней одежде с сосной в одной руке и молотком в другой, спрашивала её: "Мама, у тебя постинор есть?"

Постинора у матери не было: она практиковала регулярную половую жизнь. Визит небрежно одетой соседки, приличной дамы и кандидата медицинских наук, позвонившей к ним в дверь в разгар новогоднего празднества и спросившей постинору, запомнился многим соседям по парадной. Матери, впрочем, это приключение тоже запомнилось, и даже сейчас, став прабабушкой, она периодически припоминает его героине этой сказки.

См. тж.

эро

О наследственной любви к Родине

В 1981 году поехали мы с родителями смотреть новопостроенный Ладожский мост.

Туда добрались по левому берегу, переехали мост, посмеявшись над большевиками, вместо коммунизма доставившими полмоста, да и то с опозданием на год, и отправились обратно по новому Мурманскому шоссе. Доехали до Разметелево - и с горы нам открылся город до самого залива.

Отец съехал на обочину и остановился. Смотрим, молчим... "Эх! - говорю я. - Вот бы сейчас танк!" "Ага!" - ответил отец. "Ишь, размечтались! - отозвалась мать с заднего сидения. - Вот будто вам хватит одного танка?"

эро

Бессмертный полк, говорите?

Ну ладно, дети, тогда послушайте сказку.

В старые добрые времена, когда на Руси безраздельно властвовали закон, порядок и государь император Николай Александрович, жил-был в маленьком белорусском местечке один портной, и было у него два сына: Мойшеле и Гершеле.

Младший, Гершеле, советскую власть полюбил душой и телом. Закончил (русскую) десятилетку, поехал в Ленинград, выучился в Военмехе, пошёл работать на ГОМЗ, вступил в партию, женился на нежной и красивой еврейской девушке из хорошей семьи (эта семья была не очень рада его партбилету - но как прикажешь сердцу любимой дочурки?), породил двух дочерей...

Но как-то раз Вс-вышний решил, что огромной стране пора вставать.

Вечером 22 июня хорошая семья собралась на совет - где наш Гершеле заявил, что пойдёт добровольцем в армию. "Гершеле, бисту мешуге?" - спросила его вся хорошая семья (включая родную жену) - но Гершеле был непреклонен.

Визит в военкомат на следующий день изрядно его разочаровал. "Какая ещё тебе армия? Ну-ка быстро назад к станку (кульману, ватману - кто вас разберёт!) ковать Победу, бронированный ты наш!" - сказали ему в учётном столе, и Гершеле исшед вон, плакася горько.

Через месяц наш герой с семейством уехал в Казань, но желание послужить Родине и Партии с оружием в руках его не оставило, и после ещё пары неудачных визитов в военкомат он вспомнил про свой партбилет и пошёл в райком проситься на курсы политруков. Перед этим снарядом бронь не устояла - и радостный Гершеле устремился навстречу своей смерти в январе 1942 года под немецким артналётом. Наград Родины на своём боевом пути он не снискал.

Старший же брат, Мойшеле, пошёл по родительским стопам и спокойно портняжничал. Давал твёрдое задание, затем кооперировался. В июне 1941 года портняжничать в родных краях стало не очень уютно, и он продолжил свой промысел далеко за Уралом (отвергнув хорошую возможность устроиться в Воронеже: рабоче-крестьянские красные перспективы он оценивал с изрядным запасом). Когда в августе 1942 года Мойшеле (1908 года рождения) пришла повестка, ссориться с Советской властью он не захотел и безропотно прослужил 3 года в полковой швейной мастерской. Демобилизовавшись с медалью "За боевые заслуги" и орденом Красного знамени, вернулся к мирной жизни портного, в 1990 году уехал в Израиль, где и скончался, исполнен летами, в окружении любящих родственников.

А теперь скажите, дети: кто из них бессмертнее?

эро

Любительская агиография

Так сложилось, что про христианство мне в детстве рассказывали евреи - не всегда безупречно благочестивые, но, во всяком случае, избегавшие явного отступничества вроде крещения или вступления в КПСС. Предмет они знали лучше большинства окружающих язычников: например, могли вразумительно объяснить разницу между православными и армянами, а рассказывая про историю отношений Рима с Константинополем, упоминали не только Флоренцию, но и Лион.

Только вот почему-то до появления православных календарей в каждом ларьке в конце 80-х, все они были уверены в том, что РПЦ канонизировала Александра II.

эро

א יעדער איד

Одна из самых важных как в этическом, так и в практическом отношении вещей, которым меня научили в детстве: если человек говорит про "каждого еврея", то он либо Царь Израиля (скорей бы!), либо мошенник.

паладин

Зажратушки

Подумалось: "невосстановленные" DVD (720×576) с плёнки 30-х годов сейчас представляются явно неудовлетворительными: и разрешением, и артефактами. А 20 лет назад с видиокассет куда худшего качества - были вполне себе!
эро

Словоложеское

Вот интересно: почему keds в русском языке стали кедами, нарушая стройный ряд из бимсов, рельсов и баксов?

Большевики виноваты?

сталин

De orthographia Judaica

У меня в семье как-то всегда было принято не любить Советскую власть. В том числе, и советскую орфографию: напр., в переписке с родственниками и друзьями режим называли словами גנבֿים и גזלנים, а не גאַנאָווים и גאַזלאָנים соответственно.

Но использование новой орфографии в этой книге все как один сочли разумным и достойным.

сталин

Вот интересно

Как бы комментировала советская пресса году этак в 1936 введение выборности гауляйтеров и образцово-показательные выборы Геббельса гауляйтерома Берлина?